Вверх

Основы эволюционизма и ожидаемые перспективы и альтернативы грядущего будущего

Никита Николаевич Моисеев.23 августа 1917 года родился в Москве выдающийся механик. В семье приват-доцента Московского университетаю Отец, происходивший из служилых дворян, в 1930 был репрессирован и погиб в Бутырской тюрьме. Через год после рождения Никиты отца уволили из университета, где он тогда работал, и семья осталась без всяких средств к существованию. В итоге семья перебралась в Тверскую губернию, в деревню Городок где отец получил место начальника небольшой конторы, которая заготовляла и сплавляла в Москву дрова. Жили очень скудно, но голода не испытывали. Пережив там три самых страшных и голодных года, родители с Никитой вернулись в Москву.

После переезда мать Никиты родила его брата Сергея. Роды проходили тяжело, и через несколько месяцев она скончалась от общего заражения крови. Еще во время ее болезни к ним приехала мамина сослуживица - они вместе работали сестрами милосердия на галицийском фронте. После кончины матери она осталась в семье и вскоре вышла замуж за отца Никиты. В Сходне отец построил для семьи собственный дом, в котором и прошли детские и юношеские годы Никиты.

Школьником увлекся математикой, посещал математический кружок Израия Гельфанда в Математическом институте им. Стеклова. Вместе с двумя другими товарищами – соучениками по кружку завоевали первые места на первой математической олимпиаде, что, казалось бы, открывало путь на математическое отделение мехмата МГУ. Однако товарщей приняли, а его – нет.

По окончании школы поступил в Педагогический институт. Проучившись год, в 1935 перевелся, благодаря хлопотам Гельфанда, на механико-математический факультет МГУ. В 1940 году был призван в армию.

В 1941 окончил МГУ по специальности «функциональный анализ».

В 1942 году после окончания специальных курсов Военно-воздушной инженерной академии им. Н. Е. Жуковского был направлен в действующую армию. Получил назначение на Волховский фронт в 14-ю воздушную армию в качестве старшего техника эскадрильи по вооружению самолетов. Сначала служил старшим техником авиационной эскадрильи, а затем инженером и начальником службы по вооружению авиаполка на Брянском, Волховском, Ленинградском и Втором Прибалтийском фронтах. В 1944 году вступил в коммунистическую партию.

После войны в 1946—1948 годах работал в НИИ-2 Министерства авиационной промышленности, где его назначили одним из «теоретиков» в группу Диллона. Занимался проблемами динамики и баллистики авиационных реактивных торпе. Параллельно преподавал в Военно-воздушной инженерной академии им. Жуковского.

  • В 1948 защищает диссертацию на соискание учёной степени кандидата технических наук и лишь тогда завершает службу в Советской Армии - в должности начальника учебного отдела Харьковского высшего военного авиационного училища в звании капитан запаса.
  • C 1949 преподаёт на кафедре реактивной техники в одном из лучших технических вузов страны - МВТУ им. Баумана (здесь же читали спецкурсы С. П. Королёв, В. Н. Челомей, В. П. Бармин). Переезжает в Ростов, где последовательно занимает посты старшего преподавателя, доцента и, наконец, и. о. заведующего кафедрой теоретической механики Ростовского государственного университета.

В Ростове прожил почти пять «очень счастливых», по его признанию, лет. Именно там у него родилась старшая дочь.

Семья жила в двух хороших больших комнатах

В старой шестикомнатной профессорской квартире в одном из лучших домов в самом центре города.

В начале 1950-х принят в докторантуру Математического института им. Стеклова, где вел исследовательскую работу под руководством и при участии, в том числе, академиков И. Е. Тамма, М. А. Лаврентьева, И. М. Виноградова, Л. И. Седова, С. Л. Соболева, М. В. Келдыша. В 1955 году он защитил диссертацию на соискание учёной степени доктора физико-математических наук.

Получил приглашение академика М.А. Лаврентьева занять профессорскую должность на кафедре «Теория взрыва» организованного МФТИ и вернулся из Ростова в Москву. Был назначен деканом аэромеханического факультета, на котором готовили специалистов для работы в аэрокосмической промышленности.

Довольно быстро стал популярной личностью в Физтехе.

В 1958 М.А. Лаврентьев уехал в Новосибирск организовывать Сибирское отделение Академии наук СССР, а вслед за ним в Академгородок вскоре уехали все его ученики. Кафедра взрыва, по воспоминаниям ученика академика А.А. Петрова, «захирела», и Никита Николаевич перешел на кафедру математики.

В 1969 организует Факультет управления и прикладной математики МФТИ и становится его первым деканом.

Одновременно он работает старшим научным сотрудником, заведующим лабораторией Вычислительного центра (ВЦ) АН СССР, а в 1967—1985 является заместителем по научной работе директора центра. Под его руководством выполнены исследования по разработке математической модели последствий ядерной войны — «ядерная зима» (1983).

В 1985 занял пост советника директора ВЦ АН СССР.

В конце жизни много внимания уделял вопросам экологии. В 1992 стал одним из основателей и президентом Международного независимого эколого-политологического университета (Академия МНЭПУ). Содействовал созданию Российского общества экологической экономики (РОЭЭ) и выступил с пленарным докладом на открытии его Первой Международной конференции в 1993 году. Был членом Совета общества.

В 1994 - «Современный антропогенез и цивилизационные разломы (эколого-политологический анализ)», ставшая результатом, в том числе, длительных дискуссий по концепции развития в МНЭПУ. В 1995 - главный редактор научно-популярного Журнала «Экология и жизнь».

С 1998  — почетный доктор МЭИ.

Ушел из жизни 29 февраля 2000 после тяжелой продолжительной болезни.

Похоронен на Даниловском кладбище в Москве.

  • Основатель и первый декан Факультета управления и прикладной математики МФТИ, был одним из тех ученых, чья деятельность определила лицо Физтеха.
  • Основоположник целого ряда новых направлений в прикладной математике. Основатель и руководитель целого ряда научных школ. Автор 35 монографий, 10 учебных пособий и более 300 научных и научно-популярных статей.

Работы посвящены механике и гидродинамике, численным методам в теории оптимального управления, теории иерархических систем, имитационному моделированию, автоматизации проектирования, междисциплинарным исследованиям экологических проблем. Немалое значение имеют труды по динамике твёрдого тела с жидкостью, численным методам математической физики, теории оптимизации управления.

  • Известен как руководитель исследований по разработке математической модели экологических последствий ядерной войны (т.н. «ядерная зима»). Результаты этих исследований повлияли на заключение договоров между СССР и США на ограничение гонки ядерных вооружений.

Завершающим жизнь трудом ученого- книга «Универсум. Информация. Общество» (2001),

Изложил основы универсального эволюционизма и увязал их с ожидаемыми перспективами и альтернативами грядущего.

  • дарвиновская эволюция жизни, развития ее форм, механизмы, порождающие это развитие (изменчивость, наследственность, отбор) и концепция биосферы В.И. Вернадского, включающая представления о закономерности и глубокой взаимосвязи всех процессов, протекающих на Земле, – геологических, химических, биологических, а также учение о ноосфере, то есть о сфере разума. О чем надо знать В 1949 вынужден уехать в провинциальный Ростов из Столицы, где находился на взлете своей научной и преподавательской карьеры.
  • На кафедре МВТУ ему был поручен первый в жизни самостоятельный курс: динамика управляемых снарядов и ракет.
  • Первый подобный курс, прочитанный в высших учебных заведениях страны. Он шёл с грифом "совершенно секретно", и его рукопись я держал в своем сейфе в НИИ-2».
  • Карьера и научная деятельность развивались очень успешно, его ждали самые блестящие перспективы.
  • Быстро входил в число заметных исследователей-теоретиков в области ракетной техники читал интересный и новый предмет в одном из самых престижных инженерных высших учебных заведений. При этом его лекции пользовались успехом не только у студентов - их приходили слушать и сотрудники различных НИИ и КБ.
  • Но неожиданно была арестована мачеха, более четверти века поработавшая учительницей младших классов сходненской школы и уже вышедшая на пенсию. Ее осудили по печально знаменитой 58-й статье на 10 лет и отправили в лагерь около города Тайшет.

После этого был уволен из НИИ-2, а в МВТУ лишен допуска к секретной работе и возможности исполнять обязанности доцента на закрытой кафедре. Фактически он оказался на улице без права работать по специальности. «Каких-либо перспектив в возможности заняться научной деятельностью у меня, казалось бы, не было совсем. Рукопись докторской диссертации осталась в сейфе - я ее никогда больше не видел. Однажды мне кто-то сказали, что ее все-таки как-то использовали. Но это было уже в другой жизни и меня не интересовало. Месяц, а может быть и больше я ходил как опущенный в воду. На работу меня никто никуда не брал. Сначала говорили весьма любезно, но как только видели штамп в моей трудовой книжке, всякие переговоры прекращались.

Жил, пока оставались какие-то деньги. Большинство друзей меня стали сторониться.

И постепенно меня начала охватывать настоящая паника - дело теперь шло уже не о научной карьере, а о жизни. Всё происходившее было куда страшнее того, что я испытывал на фронте», - вспоминал впоследствии ученый. Спас его случай - невероятное стечение благоприятных обстоятельств. Один из друзей посоветовал ему, пока не поздно, «послать Москву к чертовой матери» и уехать куда-нибудь подальше. Начальником главного управления университетов, куда он пошел в поисках работы на периферии, оказался хорошо его помнивший бывший замдекана мехмата МГУ профессор Григорий Двухшерстов. Выслушав его историю, он сказал: «Поезжай-ка ты, батенька, в Ростов. Там у меня посадили всю кафедру механики во главе с профессором Коробовым. Некому лекции читать. Будешь читать гидродинамику и общую механику».

Уехал в Ростов-на-Дону, став исполняющим обязанности доцента по кафедре теоретической механики местного университета.

Отъезд сыграл решающую роль в его жизни.

Условия жизни в Ростове и работа в местном университете дали ему несколько лет спокойной работы и возможность во многое вдуматься и получить те знания, которые затем составили основу его дальнейшей профессиональной деятельности.

Самое главное состояло в том, что на несколько лет исчез из поля зрения органов безопасности.

Примерно через год или полтора после его отъезда в Ростов, им начали интересоваться районные органы безопасности. По рассказам соседей, к нему приходили, и не раз, но дом был заперт, а соседи ничего не знали – им он не сообщил, куда уезжает. В марте 1953 умер Сталин и уже осенью того же года вернулась из тайшетского лагеря мачеха. «Я жил, не очень отдавая себе отчет в том, что надо мной многие годы висел топор. Я этого не знал и не понимал. На мое счастье!»

академик А.А. Петров о манере преподавания: «был не лектором-профессионалом, а лектором-ученым, активно работающим. Читал то, чем сам занимался, над чем размышлял. Курс гидродинамики читал в то время, когда развивал теорию движения тела, содержащего жидкость, теорию волн. Курс нелинейных колебаний – когда начал заниматься асимптотическими методами нелинейной механики.

Ставил цикл курсов методов оптимизации, когда активно занимался численными методами оптимизации и общей теорией управления. Говаривал, что лучший способ разобраться в предмете – прочитать по нему курс лекций. Строгость изложения, отделка деталей отнюдь не были сильными сторонами его курсов. Сбивался в доказательствах, перемежал их анекдотами. Поэтому тем студентам, кто склонен относиться к лектору как к живому учебнику, лекции не нравились.

Лекции были введением в определенный круг идей и методов, кто был чуток к личности лектора, лекции нравились».

«Студенты попадали под обаяние личности, они его любили, и не было отбоя от желающих попасть в дипломники и аспиранты.

Он был своеобразным руководителем. Учеников не опекал по мелочам, ценил в них самостоятельность и прививал вкус к науке. Сила его была в том, что у него всегда была масса идей. Собственных рук, времени да и желания не хватало, чтобы их реализовывать, и он дарил их ученикам. В технической работе не помогал, но следил за общим ходом и регулярно обсуждал принципиальные вещи. Искренне радовался успехам учеников и помогал их продвижению.

Замечательное качество

  • не обижался, если его ученик не принимал его идею и начинал разрабатывать собственную или чью-то чужую.
  • Не боялся показать, что что-то не знает или не понимает.
  • Учился у своих учеников, к ним относился как к своим коллегам.

Совершенно не свойственна ему была поза ментора, хотя не чужд был красивых поз. Любил повторять: «Мин херц! Я за Вами внимательно наблюдаю».

Был неподдельно демократичен в общении, любил играть с учениками в пинг-понг, ходить на лыжах, прививал им вкус к дружеским застольям с неторопливыми разговорами о науке, искусстве, вообще о жизни. Пил наравне со всеми своими учениками и никогда не терял лица. А на лыжах обгонял неслабых аспирантов, впрягшись в постромки, за которые держалась десятилетняя дочь Аленка, сама на лыжах. С ним было интересно и непринужденно, он был нам и учителем, и другом».

  • родился в мансарде небольшого особняка.

Здание принадлежало Николаю Карловичу фон Мекку — сыну знаменитой покровительницы композитора П. И. Чайковского. Мать была в этой семье приёмной дочерью.

В юности спорт — в 1934 стал чемпионом СССР по лыжам среди юниоров (его коронная дистанция — 50 км).

в 1940 году армию, обучал лыжной технике бойцов для боевых действий в советско-финляндской войне. Во время войны, будучи начальником службы по вооружению авиаполка, из-за нехватки лётного состава неоднократно выполнял обязанности воздушного стрелка на ИЛ-2, дважды был подбит.

Увлекался альпинизмом - уезжал в горы инструктором.

В альпинистский лагерь Алибек в Домбае, но часто бывал и на Алтае, где был первым начальником спасательной службы первого альпинистского лагеря в ущелье Актру.

Учениками являются четыре академика, три члена-корреспондента РАН, десяток докторов и полсотни кандидатов наук.